tomcat61: (вдаль)
Дядя Миша убрал со стола пустую бутылку из-под Абсолюта, а я поставил полную "Русского стандарта".
- абсолютный стандарт! - пришел в себя на мгновение его коллега. Звон бутылок привел его в чувство, и глаза посмотрели вокруг с такой резкостью, которой я не наблюдал ещё с первой бутылки.
Кажется, его зовут Иешуа, что-то такое сказал дядя Миша, знакомя нас пару часов назад. Но на Иисуса он точно не был похож. Да и на фотографа тоже. Он был похож на водителя-дальнобойщика из американских фильмов 70-х.
- за счастье! - я поднял стакан с самым глупым тостом.
- не, давай за пингвина,- предложил "кажется Иешуа", взглянув на свой стакан стекленеющими глазами.
- почему за пингвина?- удивился я, хотя мне было абсолютно все равно, за что пить.
- Ха... Это просто! - он выпил, вздохнул, закрыл глаза и пустился в обьяснения.
- счастье всегда вызывает улыбку. Пингвин тоже всегда и у всех вызывает улыбку. Значит пингвин и есть птица счастья!!!
Дядя Миша расхохотался и налил ему ещё.
- вот такой человек... Может неделю молчать, а потом скажет три слова - хоть на граните выбивай! За это я и люблю его.
А я так и не вспомнил - как же его звали? Неужели Иешуа?
• Иешуа - так на иврите звучит имя Иисус!
tomcat61: (вдаль)
После сегодняшней передачи на радио, я пообещал продолжение рассказа о любви.  Рассказать еще одну историю? Нет, это мне показалось малоинтересным и решил рассказать об одном из своих воспоминаний.
Было это в конце 90-х.  Как-то вечером, после тяжелого (и жаркого) трудового дня, я отправился в бар, где договорился встретиться со своих старым, во всех смыслах этого слова, другом – дядей Мишей. Я не однократно рассказывал о нем на страницах своего блога. Утолив жажду бокалом светлого пива, дядя Миша стал спешно куда-то собираться. Я уже хорошо знал его привычки, и поэтому молча ждал, когда он сам расскажет, куда идет.

  • Пацан, а что ты делаешь сегодня? – наконец спросил он меня. («Пацан» - это было одно из его уважительных обращений ко мне).

  • Да никаких планов нет. Пиво допью и домой, - ответил в предвкушении.

  • Ну, если хочешь – пошли со мной.  Попробуешь хороший чай.

Read more... )
tomcat61: (вдаль)
Сенджислав пережил дядю Мишу лет на пять. Подземный переход на улице Алленби был закрыт и превращен  в общественный туалет. Это было тяжелым ударом – у саксофониста там прошло полжизни.  Играть на улице Славек не хотел. Некторое время он еще играл на нижнем этаже торгового центра «Ган Ха-Ир», но так же, как когда-то оттуда выжили зоопарк, там всегда выживали и музыкантов. Снобские дамочки, которые собирались в кондиториях этого центра, пили кофе из фаянсовых чашечек оттопыривая мизинчки, и из музыки переносили только классику, да  и то только исполняемую негромко на скрипке. Им нравился хруст пироженных бизе, а звук саксофона этот хруст заглушал. А хруст бизе это вам не «хруст французской булки» , это дело серьезное.Read more... )
tomcat61: (вдаль)
Каждый раз, когда я приходил в гости к дяде Мише, я впоминал старый анекдот про женскую баню.  Он жил в трехэтажном доме на углу улиц Ха-Яркон и Даниель.  В трех шагах от моря.  Но его квартира была самая дешевая в этом доме.  Море было видно только из окна кухни, да и то, если высунуться из него по пояс.
Кухня дяди Миши была мало похожа на кухню обычной израильской семьи. Из обычных кухонных предметов там был только стол.  Точнее – «стол».  Это была снятая с петель дверь из цельного дерева с ручкой и небольшим окном. Дверь лежала на каких-то деревянных козлах, а на проволочных крючках на ручке весели  штопор, открывалка для бутылок, несколько ножей разных размеров и еще какие-то кухонные инструменты.
Read more... )
tomcat61: (вдаль)
часть 2. часть 1 - читать тут
Я сделал глоток этого божественного напитка, потом еще один. Потом еще и мир остановился. Правда – ненадолго. Наблюдая за залом в зеркала, окружавшие зал, я стал вспоминать – сколько денег у меня в карманах?  Шекелей 50-70? В то время это были совсем не маленькие деньги. Но все, что я видел вокруг себя, очень громко мне говорила, что этих денег в подобном заведении не хватит даже на стакан колы.

  • Эй, ты сюда что, кофе пить пришел? – дядя Миша вернул меня к жизни, - или ты думаешь, что я сюда в гости к девочкам пришел?

Read more... )
tomcat61: (вдаль)
Часть 1 – кто такой Бичерин?

Все описываемые события происходили очень давно.  Настолько давно, что в те далекие времена седых волос на моей голове было намного меньше, а здоровья у меня было намного больше.  И эти два важных обстоятельства (иногда в жизни их называют короче – разум и наглость) толкали меня на такие подвиги, на которые сегодня я бы уже, скорее всего, не решился.  С сединой приходит опыт, хотя не всегда… и не ко всем.
Тель-Авив я любил уже тогда.  Но моя любовь к этому городу  была совсем иной.  В те годы это чувство было близко к той первой влюбленности безусого юнца к своей однокласснице, который еще не подозревает, что дома его “самая-самая” ходит в старых бабушкиных тапочках и мятом байковом халате, непричессаная и ненакрашенная, и что дома у нее есть мама, которую ему, возможно, придется называть тещей.  Нет, юные влюбленные не замечают всего этого. Они видят только лучистый свет, исходящий из глаз и чувствуют бешенное биение сердца, вызванное всплеском гормонов.Read more... )
tomcat61: (вдаль)

            Когда я писал предыдущий пост, в голове вертелось что-то еще, связанное с Тель-Авивом и с Меиром Лански.  Но пост был дописан, мне  он казался вполне завершенным, и я так и не вспомнил, что же такое не давало мне покоя.

            После публикации прошло несколько дней, и вдруг меня осенило…   Видимо, мой день рождения и обязательные при этом потребления стимулирующих жидкостей, вымыли из пластов ненужного в моей голове то, о чем я безрезультатно силился вспомнить.

                  Было это давно, лет 12-15 назад. Мой хороший знакомый, тельавивский фотограф дядя Миша, о котором я уже неоднократно рассказывал, помогал мне в знакомстве с "непечатным" Тель-Авивом.  Это помощь заключалась, прежде всего, в том, что он водил меня по злачным местам города, рассказывая об этих "достопримечательностях" и знакомя с людьми. Так он привел в бар, который назывался "Лански", находившийся рядом со зданием "Мигдаль Шалом Майер".

Read more... )

tomcat61: (Default)

     В  начале 90-х прошлого, двадцатого века, их еще можно было увидеть.  Они собирались в тени огненных пунциан, на старых, сотнекратно крашеных скамейках. Еще не было Макдональдса, не было велосипедных дорожек и даже не пахло палатками.

     С каждым годом их становилось все меньше и меньше. Наверное… это правильно. Но я не хочу о грустном. Я хочу рассказать о любви. И этот рассказ будет состоять из нескольких частей, каждая из которых расскажет о любви по-своему.

      В начале 90-х их все еще  называли «парламент бульвара Ротшильд».


Read more... )

tomcat61: (Default)
Мой старый (и в буквальном смысле слова) знакомый, тель-авивский уличный фотограф дядя Миша, рассказывал мне множество историй. Он был великолепным рассказчиком, знал кого и чем "зацепить", поэтому его истории всегда вызывали восторг и смех. Я не проверял его рассказы на подлинность - в этом не было смысла. Главное в них - не факты, а смысл. Некоторые из его историй я уже вам рассказывал, но в моем "запасе" есть еще, и я с удовольствием делюсь со своими читателями.
рассказы дяди Миши... )
tomcat61: (вдаль)
Когда я впервые услышал эту песню, то был уверен, что она должна стать гимном многих религиозных израильтян. А как же еще, ведь главный вопрос песни - почему не приходит Мессия! Но прослушав текст раз за разом и наблюдая за рекацией слушателей на слова, я еще раз убедился, что понимать слова это еще не значит понимать язык!
Да и вообще - услышать такие от слова от Шалома Ханоха, после его песен "В баре", "Новая машина" было довольно неожиданно.


 Но к моему удивлению, песню эту пели не те и не там, где было органично ее услышать.  Не знаю, долго ли я бы думал над словами, если бы не мой старый знакомый дядя Миша!
- ты что, пацан, не знаешь, кто такой Машиях? И ты еще называешь себя "исследователь истории Тель-Авива"? - иронично продернул меня дядя Миша.
- дядь Миша, мы в советских школах изучали марксизм-ленинизм, а не талмуд! - огрызнулся я.
Дядя Миша расхохотался! И потом конечно рассказал мне, что Машиях - это прозвище одного из самых легендарных яффских диллеров, торговцев наркотиками. И что для VIP клиентов он всегда делал исключение и сам привозил волшебный "ливанский снег" - кокаин! Собственно об этом и песня. 
На сегодня - все!
* Машиях - мессия на иврите
tomcat61: (Default)

“стрелка” на “вилке”– окончание. (история паба “Кибенимать”)

И все-таки "Кибенимать" был самым обычным пабом. Одним из тех немногих, которые принято называть "шхунати" – то есть паб небольшого квартала, соседский. В Израиле такие пабы довольно редки, но этот был именно таким. Вечерами в нем собирались "мусахники" – слесари из многочисленных близлежащих гаражей по обслуживанию мотоциклов и мотороллеров. После смены сюда часто заходили полицейские из участка, располагавшегося через дорогу. А там, где много полицейских всегда много… правильно! Журналистов! Здесь обсуждались последние происшествия, здесь журналисты, а иногда и авто-слесари, учили полицейских, как правильно надо ловить преступников. Зачастую, за соседними столиками сидели те самые преступники, которых "учились" ловить полицейские, дожидаясь, когда последние, наконец, "устанут" их ловить и сядут поговорить. За те несколько раз, что я там побывал, никаких эксцессов не случалось. Все уживались вполне мирно, подшучивая друг над другом, перебрасываясь непонятными мне словами и жестами.

Read more... )
tomcat61: (вдаль)

Внимание - в тексте встречается ненормативная лексика.

Ох, как давно это было… Иногда я очень удивляюсь странным особенностям человеческой памяти, которая сама отфильтровывает, сама решает, что ей помнить, а что – забыть. И вдруг выдаёт, как на блюдечке с голубой каемочкой то, что казалось давно канувшим в лету, да еще и с такими деталями, словно это не крупицы забытого, а кадры документального фильма. Фильма, главным героем которого являешься ты сам.

Лет двадцать назад так уж сложились перипетии моей олимовской* жизни, что пришлось мне некоторое время порулить баранку такси. Работал я на станции «Мониет ХаБурса» на алмазной бирже в Рамат-Гане. (Когда-нибудь я окончательно осмелею и обнаглею и расскажу и об этом, далеко не самом скучном эпизоде моей жизни.)

Read more... )
tomcat61: (Default)

Дядя Миша был фотографом. Вполне обычным уличным фотографом - знаете, из тех, кто снимал на улицах и давал билетик с адресом мастерской. Я видел его снимки, и при всем моем глубочайшем к нему уважении, они были обычными. Не шедевры фотографии.

Необычным был сам дядя Миша, необычным, как артист, а не как фотограф. Он ходил по улицам города и снимал людей. Причем «снимал» и в прямом и в переносном смысле этого слова.

Livejournal Теги:
Read more... )
tomcat61: (Default)

Мой любимый фотоаппарат «Зенит», отправленный контейнером из Советского Союза, добрался до меня спустя год. Контейнер был проломан в нескольких местах, а в фотоаппарате поселилась плесень. Тогда я еще не понимал, что плесень в объективе - это почти смертный приговор ему. Я даже отснял одну пленку (да, да… раньше снимали на пленку) и отдал ее на проявку в небольшой фотомагазин, коих в начале 90-х было великое множество на улице Алленби. Через пару дней я пришел за фотографиями, и мой «Зенит» болтался у меня на плече. Конечно же, все без исключения фотографии были безнадежно испорчены.

- Дерьмо твой аппарат, - сказал мне продавец.

- Зато снимки с эффектами, - рассмеялся какой-то мужик, стоявший рядом с прилавком, - можно? Не дожидаясь разрешения, он взял из моих рук пачку фотографий и начал рассматривать.

Read more... )
tomcat61: (Default)

Болгарский военный катер «Борис» представлял собой угнанную в конце 19-го века  французскую (или итальянскую) большую моторную лодку. Ее обшили металлом, оборудовали электричеством и даже в конце 20-х годов (20-го века) поменяли двигатель.

К началу 40-х годов эта «гордость» болгарского военно-морского флота представляла собой изъеденное ржавчиной и жуками плавсредство, которое не могло ни плавать, ни воевать. И тогда его отправили на ремонт в Советский Союз. Во Францию болгары боялись его посылать – во-первых далеко, мог «Борис» и утонуть по дороге, а во-вторых могли французы вспомнить «откуда у попа собака» и катер забрать.

Read more... )
tomcat61: (вдаль)
А еще дядя Миша учил меня ивриту. Чаще всего эти уроки проходили либо на крохотной кухне его квартиры на улице Хаяркон, либо за столиком очередного тель-авивского или яффского бара. И “тема” урока всегда напрямую зависела от места его проведения и…  количества поглощенного дядей Мишей горячительного зелья.
- Нет, ну ты посмотри на это “воспаление легких”, –
Read more... )
tomcat61: (Default)

Моим первым экскурсоводом по Тель-Авиву был старый фотограф  дядя Миша. Старый – и как Миша и как фотограф. Бывший одессит, ныне проживавший на улице Ха-Яркон, в ветхом доме с видом на море. Хотя, если быть совсем честным, на море в квартире дяди Миши выходила только кухня. Стол, застеленный клеенкой со следами чайника и сигарет и все остальное на расстоянии вытянутой руки – чтобы не вставать. Как там…  в детстве.

- Это тебе не Молдавия, – говорил мне дядя Миша, - в Израиле вино или дорогое или дерьмовое. И мы отправлялись в очередной бар, где в лучшем случае был Хайнекен. Ах да, тогда еще в израильских пабах было американское пиво Миллер, в золотых баночках.

Read more... )

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
1516 1718192021
22 232425 262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 16th, 2017 11:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios