tomcat61: (Default)
Из воспоминаний тель-авивских старожилов.
Когда очередная моя собеседница спросила, как же будет называться эта серия рассказов, я ответил честно - воспоминания тель-авивских старожилов. Она задумалась, пригладила седые волосы, и попросила не указывать её имя.
- я ещё не старая, а значит и не старожил. Мне всего 66 лет.
Я недоуменно поднял глаза. Не то, чтобы мне было это важно, но если ей и было 66 лет, то давно. Но на то они и женские секреты. Итак, воспоминания 66-летней жительницы Тель-Авива, по имени А.

Я всегда была "девушка с улицы Райнис". Хотя и жила на Бен-Иегуда. Ну, же знаешь, что это значит? ( Для читателей поясню, что все мои беседы о "старом" Тель-Авиве проходили после того, как мне устроили настоящий экзамен на знание истории этого города)
Главной улицей города была, конечно же, улица Дизенгоф. Поэтому молодые люди гуляли именно там. Пройтись по Дизенгоф, "леиздангеф", это было высшим шиком. Но... Что делать несчастному молодому человеку, которому родители наказали прогулять двоюродную сестру? Или ещё хуже - его девушка не очень красива и показать её друзьям было стыдно? Таких девушек выгуливали по улице Райнес. Два шага от Дизенгоф - вроде бы ты в самом центре, а уже не так стыдно.
А с красавицами гуляли только по Дизенгоф. Но, как я уже сказала, со мной гуляли только по Райнес.
И вот прошло уже много лет, и дочка моя выросла настолько, что и её стали приглашать молодые люди. А дочка моя - красавица! Я тебя ещё с ней познакомлю.
И вот как-то, зашёл за ней очередной кавалер, и через пару минут она влетела ко мне в комнату попрощаться.
- Ну, - спросила я, - куда ты направляешься, вся такая "ойгепуцен"? Будешь "леиздангеф"??
В глазах дочки появились слезы. "Мама, как ты могла про меня такое подумать? Мы с ним даже не целовались"! Пришлось обьяснить ей, что леиздангеф - это вовсе не "работать на дороге" , а всего лишь прогуляться по улице Дизеноф в Тель-Авиве. Так мы раньше говорили. Сегодня так уже не говорят...
*ойгепуцен - нарядилась, идиш
* работать на дороге - заниматься проституцией, иврит, сленг
tomcat61: (вдаль)
Вместо эпиграфа – два эпиграфа.
1. «Люблю волчок, забаву детства!
Его вращенья чародейство» Валерий Сауткин, группа «Альфа» (рок-группа)
2.«Люблю повеселиться, особенно пожрать,
 двумя-тремя батонами в зубах поковырять!» поговорка


Часть первая – технократия!


Я не случайно начал свой рассказ этим двойным эпиграфом.  Так уж устроен человек – хлеба и зрелищ! Поэтому, рассказывая историю Тель-Авива, я очень часто «показываю» именно эти два аспекта жизни горожан «города без перерыва». И сегодня речь пойдет о…   каюсь, грешен!  Я люблю вкусную шуарму и очень люблю хороший кофе.  И если о кофе и тель-авивских кафе я рассказывал не раз (хотя о кофе сколько не говори – много не будет), то в этот раз я хотел рассказать о верхе кулинарного изыска Востока – о шуарме.
Одна из первых шуарм (шуарменная?) в Тель-Авиве появилась в середине тридцатых годов. Находилась она на улице Бен-Иегуда, угол улицы Идельсон – там сейчас небольшое кафе, которое называется «Маркафе» - хозяина звали Марко.Read more... )
tomcat61: (вдаль)
«Из старых записок»

            Не раз меня спрашивали, откуда я «беру» все эти истории, которые рассказываю на своих экскурсиях и на страницах своего сайта.  Ответ на этот вопрос достаточно простой – старики.  Да, да, именно старики, пенсионеры, это огромный архив информации о том, как «было раньше». В нашей стране хорошая медицина, а, может быть, это климат, или окружение…  я не знаю точно, но продолжительность жизни радует. И встреча на улицах Тель-Авива с 90-летним стариком, находящимся в здравом уме и твердой памяти, не такая уж и редкость. Просто нужно проявить к ним интерес и уважение, и они расскажут вам такое, что ни в одной книге не написано. А дальше – дело техники.Read more... )
tomcat61: (вдаль)
      Я, конечно, мог бы просто пожелать всем доброй записи в Книге Жизни, как это и принято у евреев.  Но тогда это был бы не я. А вот рассказать историю, которая связана с Судным днем, с этим самым необычным днем в еврейском календаре – вот это как раз по мне.
      Много лет я проработал на улице Алленби, рядом с бульваром Ротшильд.  Работа у меня была посменная, утренняя смена начиналась в 7 утра, вечерняя – в час дня. На работу я чаще всего ездил на автобусе, из-за отсутствия бесплатной стоянки. Иногда, когда автобус приезжал слишком рано, я выходил возле площади имени Рабина и дальше шел пешком.
      Шел я вдоль улицы Малкей Исраэль,Read more... )
tomcat61: (вдаль)
После сегодняшней передачи на радио, я пообещал продолжение рассказа о любви.  Рассказать еще одну историю? Нет, это мне показалось малоинтересным и решил рассказать об одном из своих воспоминаний.
Было это в конце 90-х.  Как-то вечером, после тяжелого (и жаркого) трудового дня, я отправился в бар, где договорился встретиться со своих старым, во всех смыслах этого слова, другом – дядей Мишей. Я не однократно рассказывал о нем на страницах своего блога. Утолив жажду бокалом светлого пива, дядя Миша стал спешно куда-то собираться. Я уже хорошо знал его привычки, и поэтому молча ждал, когда он сам расскажет, куда идет.

  • Пацан, а что ты делаешь сегодня? – наконец спросил он меня. («Пацан» - это было одно из его уважительных обращений ко мне).

  • Да никаких планов нет. Пиво допью и домой, - ответил в предвкушении.

  • Ну, если хочешь – пошли со мной.  Попробуешь хороший чай.

Read more... )
tomcat61: (вдаль)
Старый Гюнтер сидел за стойкой своего ресторана, и слушал, как наверху в комнате его дочка играет на пианино. Нет, на самом деле он не столько слушал, сколько думал. Эльза играла для детей аптекаря, а Гюнтер совсем не против был бы заполучить Микаэля в женихи для дочери.
Ингрид, сестра Микаэля, тоже делала вид, что слушала музыку, а на самом деле мечтала о пианино. И хотя она прекрасно знала, что слуха у нее нет, мечты о черном лакированном инструменте никак не покидали ее белокурую головку.
Сама Эльза, продолжая играть на пианино, тоже мечтала. Она мечтала стать великой пианисткой, выступать перед огромными залами, срывая аплодисменты и получая шикарные букеты роз. Но если вдуматься до самой глубины ее мечты, то хотела она вовсе не этого. Ее желания были просты - ей до смерти надоело чистить лук и картошку, резать салаты, мыть сковородки, все то, что Гюнтер называл "помощь по кухне".
И лишь Микаэль ни о чем не мечтал. Он знал, что через четверть часа Эльза прекратит играть и тогда он, отведя по дороге Ингрид домой, сломя голову помчится на тель-авивский пляж, где снова увидит, как полногрудые еврейские девушки играют в волейбол на берегу. И кто знает, может быть в этот раз черноглазая Мириям позволит ему чуть больше, чем слегка обнять ее за плечи.
А Гюнтер все слушал музыку, и мечтал о внуках.
Солнце стояло в зените, было жарко и тень тоже пряталась под крышу. Пивной бокал покрылся испариной, и с каждым глотком становился все легче и легче.
Полдень. Гюнтер тяжело встал и отправился на кухню - скоро на обед придут работники винодельни, за ними подтянутся люди с молочной фермы, а потом и "белые воротнички".
Еще один летний день Сароны. 1933-й год и все еще впереди...
tomcat61: (Default)

В субботу, 15—го августа в 10 часов утра стостоится новая экскурсия из серии «Два гида-два взгляда»  — «Иллюзии Тель-Авива»

Казалось бы. что Тель-Авив уже давно изучен и исхожен вдоль и поперек. И мы точно знаем, какой дом был построен первым,  какая улица была первой, в какую школу ходили дети, и в каком кафе сидели родители. Мы знаем, на каком языке говорили первые жители Тель-Авива и какие песни они пели. И мы, конечно, знаем, кто были эти первые жители, и сколько их было.

Но очень часто то, что мы знаем, в чем уверены — это всего лишь иллюзия. Вот именно о таких, тельавивских иллюзиях и пойдет речь на этой экскурсии.

Экскурсию проводят Борис Брестовицкий и Зеев Волков.

Место встречи — перекресток улиц Герцль и Ахад Ха-Ам, продолжительность экскурсии 3 — 3.5 часа. Стоимость 80 шек.

Записаться на экскурсию можно по телефону 054-7773100 или тут, в комментариях.

Originally published at ...я живу в Тель-Авиве. You can comment here or there.

tomcat61: (Default)

felmanВсе мы (ну, как минимум, все жители Тель-Авива) знаем, что первым еврейским поселением был Неве Цедек, построенный как пригород Яффо в 1887-м году. Но!!!!

В 1883 году приехал в Палестину с визитом ребе Дов-Давид Фельман из небольшого украинского городка Межерич. Ребе посетил святые места, навестил знакомых и в конце своего визита решил приобрести участок земли, на всякий случай. Время поджимало, и после недолгих поисков он купил участок земли в 40 дунам на месте заброшенной арабской деревни Сумиель и вернулся домой. ( Остатки домов этой деревни и сегодня можно увидеть на улице Ибн Гвироль — по четной стороне недалеко от здания «Шекем» сохранились фундаменты арабский строений, на которых позже были построены новые дома. Часть купленного участка – там, где сейчас находится площадь имени Ицхака Рабина, была диким апельсиновым садом, «пардес» на иврите.)
В том же 1883 году прокатилась по Украине очередная волна погромов, и это ускорило решение ребе Фельмана вернуться на землю Израиля. В начале 1884 года со всем своим многочисленным семейством Дов-Давид приезжает в Яффо. Семья была действительно большой, кроме жены – Сары-Иты, пароход из Одессы привез пожилую мать ребе, четырех сыновей и трех дочерей. В скором времени семейство Фельман поселилось на собственной земле. Сначала во времянке, пока Дов-Давид вместе со старшими сыновьями строил дом, потом уже в собственном доме. Заброшенный сад был возрожден, была построена молочная ферма, курятники и теплицы. Постепенно хозяйство, получившее название «Нахалат Фельман», разрасталось благодаря труду и упорству всей семьи. Но летом того же 1884 года скоропостижно скончался глава семейства – ребе Дов-Давид, а спустя несколько недель умерла от болезни и самая младшая из дочерей, которой не исполнилось еще и двух лет.

LOGOгерб семьи Фельман
Тяжелые удары, один за другим, потрясли мужественную семью, но не сломили ее. И теперь вдова ребе – Сара-Ита, с помощью старших детей занялась управлением растущего хозяйства. Отвага и целеустремленность этой немолодой уже женщины вызывали неподдельное уважение всех окружающих. И уважение это было настолько искренним, что даже кочевники-бедуины, нередко грабившие все хозяйства в округе без разбора, не трогали поместье этой смелой женщины. Сара-Ита умерла в 1935 году в возрасте 83-х лет. Еврейские поселенцы назвали ее «халуцат а пардесанут» — пионер садоводства в эрец-Исраель. Именно так, в честь Сары-Иты Фельман называется улица в Петах-Тикве. А в Тель-Авиве, в память о том первом саде, взращенном еврейскими руками, названа улица «Ха-Пардес» возле здания муниципалитета, в том самом месте, где более 100 лет было первое еврейское сельскохозяйственное поселение.
В конце 30-х годов Тель-Авив бурно разрастался и после смерти Сары-Иты сад был вырублен, а на его место переехал зоопарк дяди Маргулиса, где и просуществовал до его объединения с рамат-ганским «Сафари».

Pelman22семейное захоронение Фелманов на старом тель-авивском кладбище

Сара-Ита умерла, как я уже сказал выше,  в 1935-м году.  Но за год до ее смерти — в 1934-м, первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф лично распорядился организовать городской праздник в честь 50-летия создания первого еврейского «пардеса» и поселения. И главным героем этого праздника конечно же была Сара-Ита.

felman11

на фото — семья Фельман в день празднования 50-летия создания их сада

felman

улица Ха-Пардес

Originally published at ...я живу в Тель-Авиве. You can comment here or there.

tomcat61: (вдаль)
Каждый раз, когда я приходил в гости к дяде Мише, я впоминал старый анекдот про женскую баню.  Он жил в трехэтажном доме на углу улиц Ха-Яркон и Даниель.  В трех шагах от моря.  Но его квартира была самая дешевая в этом доме.  Море было видно только из окна кухни, да и то, если высунуться из него по пояс.
Кухня дяди Миши была мало похожа на кухню обычной израильской семьи. Из обычных кухонных предметов там был только стол.  Точнее – «стол».  Это была снятая с петель дверь из цельного дерева с ручкой и небольшим окном. Дверь лежала на каких-то деревянных козлах, а на проволочных крючках на ручке весели  штопор, открывалка для бутылок, несколько ножей разных размеров и еще какие-то кухонные инструменты.
Read more... )
tomcat61: (вдаль)
часть 2. часть 1 - читать тут
Я сделал глоток этого божественного напитка, потом еще один. Потом еще и мир остановился. Правда – ненадолго. Наблюдая за залом в зеркала, окружавшие зал, я стал вспоминать – сколько денег у меня в карманах?  Шекелей 50-70? В то время это были совсем не маленькие деньги. Но все, что я видел вокруг себя, очень громко мне говорила, что этих денег в подобном заведении не хватит даже на стакан колы.

  • Эй, ты сюда что, кофе пить пришел? – дядя Миша вернул меня к жизни, - или ты думаешь, что я сюда в гости к девочкам пришел?

Read more... )
tomcat61: (вдаль)
Злачные места Тель-Авива. Еще одна история.


Стомиильоновтысяч лет назад, когда я приехал в Израиль, жизнь тут был намного скучнее, чем сейчас.
Выбор пива в магазинах был не чета нынешнему.  Два местных сорта – «Макабби» и «Голдстар», ах да – еще мерзость, которую тоже называют пивом – «Нешер»…  породия на квас.  Если везло, можно было купить иностранное пиво – американский «Миллер» с золотым орлом, который и сегодня остается моим любимым из светлых.  Иногда попадался «Карлсберг». Если вдруг попадался американский «Бад» («Бадвайзер» – его тогда можно было купить у арабов) – это был праздник. Вот, пожалуй, и все. Нет, я не жалуюсь. Так было.Read more... )
tomcat61: (вдаль)
Часть 1 – кто такой Бичерин?

Все описываемые события происходили очень давно.  Настолько давно, что в те далекие времена седых волос на моей голове было намного меньше, а здоровья у меня было намного больше.  И эти два важных обстоятельства (иногда в жизни их называют короче – разум и наглость) толкали меня на такие подвиги, на которые сегодня я бы уже, скорее всего, не решился.  С сединой приходит опыт, хотя не всегда… и не ко всем.
Тель-Авив я любил уже тогда.  Но моя любовь к этому городу  была совсем иной.  В те годы это чувство было близко к той первой влюбленности безусого юнца к своей однокласснице, который еще не подозревает, что дома его “самая-самая” ходит в старых бабушкиных тапочках и мятом байковом халате, непричессаная и ненакрашенная, и что дома у нее есть мама, которую ему, возможно, придется называть тещей.  Нет, юные влюбленные не замечают всего этого. Они видят только лучистый свет, исходящий из глаз и чувствуют бешенное биение сердца, вызванное всплеском гормонов.Read more... )
tomcat61: (Default)

В начале 2000-х годов в Москве знакомятся два молодых врача – приехавший из Грозного психиатр Сергей Соловьев и приехавший из Самары реаниматор Михаил Устинов. Через некоторое время оба принимают решение репатриироваться в Израиль, и в 2007-м вместе приезжают в Тель-Авив. Собственно, это и есть начало новой жизни. Новой – на новом месте, с новыми людьми и, даже, с новыми занятиями.  Но, обо всем по порядку!

Приехав в Тель-Авив, друзья сталкиваются с первой репатриантской проблемой – где жить?  В свое время все мы сталкивались с этой самой проблемой, и все ее решили.  Так же случилось и с Сергеем и Михаилом.

По совету общей знакомой они снимают небольшую квартиру в квартале Керем Тайманим. После Москвы старый тель-авивский квартал может оказаться своего рода шоковой терапией. Но иногда окунуться в холодную воду сразу легче, чем входить в нее постепенно, неспеша. Двухкомнатная квартира в старом, довольно шатком доме, с небольшим двориком, это, конечно, не девятиэтажка в Чертаново, но… Прожив там некоторое время, ребята смогли не только оценить, но и полюбить Керем Тайманим.

Именно поэтому 1-го сентября 2009-го года они сами приступили к ремонту своей квартиры. Ремонт – дело не быстрое, я бы сказал, совсем наоборот – неспешное. В процессе этого «не быстрого дела», сосед сверху «переселился» в тюрьму, и владелец дома, впечатленный успехами «русских докторов», предложил им снять освободившуюся квартиру тоже. А заодно и отремонтировать ее тоже. А через некоторое время и сосед снизу съехал. Владелец дома был готов сдать ребятам и эту квартиру. И тут у них появилась идея.

А когда съехал еще один сосед, проживавший в трехкомнатной квартире, идея сформировалась в окончательное решение и в Тель-Авиве появилась небольшая гостиница-бутик на 10 номеров.

Через полгода сайт Tripadviser включает гостиницу Эден Хауз в список 25-ти лучших гостиниц Ближнего Востока, на почетном 8-м месте среди израильских гостиниц.

При этом в английское название гостиницы вкралась ошибка – название «Эден» ей было дано по названию улицы – Кеилат Аден, то есть община города Аден в Йемене, но переименовывать уже не стали. Просто Сергей и Михаил постарались сделать свою гостиницу настоящим раем для туристов.

Воодушевленные успехом ребята приобретают еще один дом на улице Ишкон и через два года ремонтов и полгода отделки открылась еще одна гостиница-бутик на 12 номеров. «Эден Хауз Премьер».

Над внутренним интерьером гостиницы ребята работали сами, хотя им помогал известный израильский дизайнер Руби Исраэли, который как раз и специализируется на дизайне небольших гостиниц. Мебель, сантехнику, электроприборы Миша и Сергей покупали сами в Италии и Англии, хотя кое-что делали на заказ в Израиле.

Сегодня в гостинице работают 17 сотрудников, часть из них обслуживают обе гостиницы.  Каждый из них точно на своем месте. Сергей и Михаил не делятся «секретом» подбора персонала, но все эти юноши и девушки необычайно доброжелательны, учтивы и спокойны. Здесь отсутствует свойственная большинству израильских гостиниц суетливость, за которой часто прячется элементарное неумение работать.

Но отдельного рассказа заслуживает повар гостиницы – Омри. Выбирая из многих кандидатов, приславших свои резюме, ребята сразу обратили внимание именно на него. Когда он вошел в здание, в его глазах стояли слезы. Естественно, кандидата в повара спросили – почему слезы? И в ответ на свой вопрос, ребята услышали замечательную историю. Оказывается, именно в этом доме прошло детство Омри. Здесь, на втором этаже жил его дедушка Ашер Бен Цион, которого знал весь квартал.

В 70-е годы, когда в Тель-Авиве еще не было круглосуточных магазинов и киосков, Ашер Бен-Цион был «палочкой-выручалочкой» для всех загулявших (и недогулявших) жителей Керем Тайманим, да и для многих других, живущих рядом.  Все знали, что даже в глубокой ночи у него можно купить пачку сигарет или бутылку бренди.

«Ночной магазин» работал следующим образом. Из окна второго этажа на веревке опускалось… ведро, в которое «клиент» бросал деньги. Деньги уплывали на второй этаж, а затем ведро опускалось с желаемым товаром и сдачей. «Маколет лайла шель Бен-Цион» (ночная лавка Бен-Циона) работал честно и исправно.

Но, конечно, не из-за своего деда Омри был принят на работу.  Он замечательно готовит блюда как европейской, так и восточной кухни (а теперь освоил еще и русскую кухню), он изобретателен и относится к своей работе, как к искусству.

А еще Омри великолепно поет и даже дает концерты. Поневоле согласишься, что талантливый человек талантлив во всем.

Сегодня эти две гостиницы не нуждаются в рекламе.  Они всегда полны посетителями, но даже в самый «аншлаг» персонал умудряется сохранять спокойствие и доброе расположение духа.

А еще…  еще там замечательный кофе!  И много улыбок. Да, может быть израильская медицина потеряла двух врачей, но зато туристы получили две замечательные гостинцы.

Сергей и Михаил

IMG_0517IMG_0511IMG_0515IMG_0518

 

IMG_0527

IMG_0521IMG_0513IMG_0523IMG_0531

Originally published at ...я живу в Тель-Авиве. You can comment here or there.

tomcat61: (вдаль)

Слон, вальсируя в посудной лавке, причинил бы меньше ущерба, чем он, проходя по жизни ярким танцем. Но он иначе не мог. Он летел по жизни, словно ослепительная звезда, своим пламенем сжигая зачастую за собой мосты, иногда сжигая своих близких. Он хотел гореть, как Данко, но огня у него оказалось слишком много.
Он был пьяницей, гулякой-бабником, сумасбродом. Он по всему своему жизненному пути оставлял за собой разбитые женские сердца.  И его все равно очень любили женщины.
“Я не знал материнского тепла и вырос в очень холодным краю – краю белых медведей. Наверно поэтому мне всю жизнь не хватало тепла любимой и любящей женщины”,- как то сказал он, глядя вслед очередной, уходящей от него заплаканной женщине.
Вы уже догадались, о ком идет речь?
Александр Пенн – поэт, актер, кинорежиссер, боксер, тренер, коммунист, сионист, светский лев, пьяница… список этот может быть бесконечен. Его называли израильским Маяковским, но сам Маяковский гордился дружбой с ним. Есенин завидовал ему – “как же ты любим женщинами”!
Итак, я приглашаю вас на необычную экскурсию – и по тематике и по стилю. “Белый медведь” – так иногда называли друзья Александра Пенна.  Ему и посвящается новая экскурсия, на которой я расскажу о потрясающей любви Александра Пенна и Ханы Ровиной, о истории израильского театра. Я покажу вам те самые места, где проходили встречи влюбленных, где они жили и еще много интересного о жизни первых представителей израильской богемы.
Экскурсия состоится в субботу, 15-го февраля, в 10 часов утра.
Место встречи – на перекрестке улиц Дизенгоф и Жаботински (у аптеки).
Продолжительность экскурсии – 2,5 – 3 часа. Стоимость экскурсии – 50 шек для взрослых, дети бесплатно.
пенн

Запись и вопросы — как всегда тут и по телефону 054-7773100

tomcat61: (вдаль)

Как правильно пел в своей песне Андрей Вадимович, все помнят первых, и мало кто помнит вторых. А ведь их путь не легче, и даже сложнее – ведь они знают, что слава уже отдана предшественнику.

Но это если мы говорим о людях. Зданиям абсолютно все равно – первые они или четвертые. Высокий дом не хвастается перед низким своей высотой – это удел людей.  Да и судьба дома это, обычно, судьба людей, связанных с этим домом.

Вот и мне захотелось узнать судьбу второго дома в Тель-Авиве.  Первый дом «первого еврейского города» - это дом Реувена Сегаля, стоявший на улице Иегуда Халеви. Сегаль построил свой дом в мае 1909-го года, спустя всего полтора месяца после лотереи, на которой были разыграны земельные участки будущего города. О истории этого дома и о семье Реувена Сегаля было написано не мало, поэтому я не буду повторяться.  Но все-таки – кто построил второй дом и что с ним стало?

Read more... )

tomcat61: (вдаль)

Любовь, страх, степные песни, еврейские притчи, греческие мифы и египетские легенды…   Какие тайны хранят летучие мыши дома мамлюков? Что делал на скалах Яффо герой Персей? Как первая в истории великая правительница поступила с первым в истории великим завоевателем? Куда стреляла «праздничная» пушка?

В пятницу, 17-го января в 10 часов утра МЫ приглашаем вас на совершенно новый формат экскурсий.   Вы увидите несколько забавных и серьёзных моноспектаклей о истории древнего Яффо: • Летучие мыши и лишённые детства властители Мамлюки • Предприимчивая красавица Андромеда. • Яд сурового Buonaparte. • Гуру мужского шовинизма -Timeo Danaos et dona ferentes («бойся данайцев, дары приносящих» ) или доброта фараона Тутмоса 3-го. И все время с вами будут сразу два гида — Борис Брестовицкий и Леон Левинсон.  Один будет рассказывать, второй — показывать!  Уроки истории и театральные зарисовки. Вам остается лишь смотреть и слушать!  Только один раз.

Приходите и не пожалеете, это будет интересно даже для самих гидов!

Место встречи — у башни часов в Яффо в 10 утра.  Продолжительность экскурсии-спектакля — около 3-часов. Стоимость — 50 шек для взрослого и дети бесплатно.

Запись тут или через ФБ — Бориса и Леона.

jaffo 1894

tomcat61: (вдаль)
История Тель-Авива, это история взлетов и падений.  Как у людей... А я лишь эти истории пытаюсь запомнить, записать, чтобы потом рассказать вам. И даже если я рассказываю историю падений, то это взлет. Взлет, потому, что еще одна история не потерялась, не забыта. Взлет, потому, что кто еще об этом узнал.
«Захват» Тель-Авива Америкой – это тоже был взлет. И это было падение. Я уже рассказывал вам о противостоянии двух кафе на улице Дизенгоф – «Касит» и «Калифорния». Там победила Америка.  Но война никогда не идет на одном фронте.  Верная победа достигается одновременным наступлением на нескольких фронтах. И могучая Америка могла себе это позволить.
Кафе Read more... )
 
tomcat61: (вдаль)


Первая леди Тель-Авива.

      «Нюня» - так звали ее домашние.  Долгожданная поздняя дочь, радость престарелых родителей (старшая сестра была взрослее на 15 лет). Счастье, свет в окошке…  Ее очень любили, и при этом она вовсе не стала избалованной принцессой.

Зина Хая Бренер

Зина Бренер

        Зина Хая Бренер, младшая дочь житомирского раввина Шломо Бренера, родилась в 1872-м году. Госпожой Дизенгоф она станет намного позже, а пока…  пока девочка с ангельским личиком и абсолютным музыкальным слухом очень любит петь и хочет научиться играть на пианино. Именно пианино и сыграло роль «свахи», то есть помогло Зине познакомиться с будущим мэром Тель-Авива – Меиром Дизенгофом.

Read more... )

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
1516 1718192021
22 232425 262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 04:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios